Поиск по сайту
Locations of visitors to this page

"Немного расскажу о води"

В конце 19 - начале 20 веков начинает формироваться собственно водская интеллигенция, ярким представителем которой стал учитель из д. Краколье Дмитрий Павлович Цветков

Дмитрий Павлович Цветков.родился в д. Краколье 30 августа 1890 года. Его родители были водскими крестьянами. Отец Павел Григорьевич учился 2 года. Мать Агафья Илларионовна была неграмотной. В семье он был 2-м ребёнком. С 1911 года до Первой мировой войны работал в Карелии. С 1914 по 1916 год успел до-полнить своё образование в Петербургской высшей школе.

В1918 году вернулся в родную деревню учителем, но не успел поработать там, т.к. был мобилизован Ингерманландским полком. После войны он вернулся в Эстонскую Ингерманландию и работал учителем в Вяйнолянской школе ( д. Венкюль). Преподавал русский язык. Затем вернулся в родную местность. По собственной инициативе, работая в Вяйкюля он уже занимался изучением Водского языка.

За короткий период жизни успел создать водскую грамматику, водский словарь, перевёл на водский язык рассказ Чехова "Ванька Жуков", опубликовал статью о води и небольшой этнографический материал из водских деревень.

Предлагаем вам статью Д. Цветкова " Немного расскажу о води", написанную в 1924 году и опубликованную в 1931 году в г. Тарту.


Водь живёт в Ямском уезде в двух местах: в Наровской волости около реки Луги, и на морском берегу. Эта группа состоит только из 4 деревень: Куровицы, около Луги, Краколье - пол версты от Луги на восток, Пески и Лужицы - на морском берегу, недалеко друг от друга.

Другая группа води больше; это восточная группа; можно сказать так, что деревня Котлы в этой группе центральная, а другие деревни, больше 20-25 деревень, расположены вокруг неё. Названия некоторых деревень: Пиллово, Ундово, Ицепино, Руддилово, Кёрстово и другие.

Сколько води всего, этого сегодня никто не может сказать точно. Кто говорит, что их есть тысяча душ, некоторые, что их есть в десять раз больше. Из этого видим, что разница (во мнениях) очень большая. Между ними показываются ещё другие нередко, т.ч. сказать, есть так много или нет - не могу. О каждой цифре можно спорить и результата не будет.

Некоторые искали результат в переписях, которые были сделаны в то время, когда в России проводили всеобщую перепись населения.

Но надо помнить, что Россия состоит не только из русских; есть много других народов, что другие народы смешаны с русским или вкраплены - где деревня, где другая- среди русских деревень.

Когда народ переписывали, переписчики сами не знали на самом деле, есть он ижор, ваддя или русский в деревне - и записывали оптом - или всех русскими или ижорами.
Когда вожанин говорил, что он есть ваддялайн - хорошо- попадал в перепись, как водь, если не говорил, его писали вместе с ижорами или с русскими. Поэтому во Всероссийскую перепись населения води попало немного.

Не помню, в какой старой книге я читал, что води что-то меньше тысячи, мне даже стало неприятно, что нас - вожан - есть так мало, что можно одним росчерком пера вычеркнуть из жизни. Первостепенная задача сегодня - искать тех, кого не учли при переписи.

Лучше всего было бы пойти и спросить в водские деревни каждого человека " Кто ты есть - ижор, водь или ещё кто-нибудь?" - тогда мы узнали бы верное количество.
Но сейчас это сделать мы не можем, это не в нашей власти. Я со своей стороны дам не-большие пояснения, которые - более-менее - позволят определить более точную цифру.

Прежде всего, - я знаю точно, что в Краколье, где я родился, есть 50 дворов, а Песках -70 и в Лужицах -70 дворов, в Куровицах - 120 ( это есть очень большая деревня), всё вместе даёт 310 дворов.
Теперь возьмём в среднем в одной семье - 4 души. Хотя надо сказать, водские семьи очень большие. Ещё мне припоминается, что были семьи - 12, 14 душ. И сегодня ешё во-жане основательно размножаются - в семье что ни год - ребёнок. Так уже я не раз слышал, как мать скажет детям: " Когда вас чёрт возьмёт! Я освобожусь от вас.
Но знали, что чёрт ребёнка не возьмёт, а смотришь - на следующий год у них появится ещё один, а у матери лишний крест на шее. Поэтому мы возьмём в среднем в семье только 4 души, что умножив на 310 даёт 1240 душ западных ваддя.

Взглянем на карту и посмотрим где живут восточные ваддялайзет. Мы увидим, что эта часть земли в 5-6 раз больше. И деревень тоже в 5-6 раз больше. Кто бывал в котельской стороне, тот знает, что те деревни нисколько не меньше, а без малого такие как Краколье и Лужицы.

Так что мы с уверенностью можем 1240 взять самое меньшее 5 раз и с этим получим всех восточных ваддя. И у нас выйдет 1240 х 5 = 6200 душ и (прибавим западных ваддя) 1240, что дает всего 7440 душ ваддя.

Правда, решение задачи таким образом позволяет нам говорить, с одной стороны - вожан не может быть меньше пяти тысяч, с другой стороны - не больше десяти (тысяч).
Мы видим, что это довольно большая масса народа, так что хочется спросить: "Какое ли-цо у этого народа? Какие его жители? И как живут? Как крепко они связаны со своим прошлым и что они думают о будущем?"

Ясно, что четких ответов на эти вопросы мы сегодня не найдём; потому что у води нет своей написанной истории, нет своих песен, в которых бы он рассказывал о своих про-блемах, своём настроении. У западных ваддя я не слышу песен на водском языке: свадебных песен, причитаний, их больше на ижорском языке, а ещё больше вытеснено рускими песнями. Так же я не слышу рассказов о прошлом времени. Раньше крепостного времени рассказов мне не помнится никаких. Если мы хотим знать больше об этом народе, надо идти к вожанам и опрашивать всех седых людей, которые одной ногой уже на краю ямы и из их уст слушать, что осталось у них в памяти о прежних временах, что им старые отцы рассказывали.

Так как сделать это ещё не поздно, надо собрать всё вместе, что осталось в людской памяти: вещи,одежду, посуду, церковные обряды и др. Одним только этим мы найдём ответы на некоторые вопросы о вожанах.

А сейчас я хочу рассказать, что я сам видел, слышал своими ушами и сюда положил.

Прежде всего, светлое ли лицо этого народа, будет видно, когда мы посмотрим и увидим, как он верит в бога. В этом вопросе я хотел бы быть совсем в стороне, но что я видел, всё заставляет думать, что русская вера наложила свою печать на весь водский народ.

Если мы хотим знать, какая у этого народа, его внутреннюю сущность, как глубоко и как сильно он слышит голос своей крови, одинаково с финнами и эстонцами, кого любит и кого не переносит, какую большую устную историю держит в своём языке ,- а язык богатейший - поэтому я ещё раз настаиваю, надо ,прежде всего посмотреть, как он верит в бога и как он относится к нынешней русской вере. За русскую веру, как говорится вожанин держится руками и зубами. Вера - часть его крови, кусок тела. Никакая другая вера к нему не пристанет. Поэтому другие веры, другие секты не найдут места среди вожан.

Вожанин даже не хочет, что бы в его семье был человек не его веры. Поэтому он никогда не возьмёт невестку - финку, как бы сильно сын не любил финскую девушку, старшие не дадут ему воли женится. Но если без женитьбы, то всё же, что бы попасть в водскую семью, финской девушке надо взять русскую веру, и всё равно народ смотрит на неё, как на странную.Я помню, как из Песков парень взял девушку из Выбья. Девушка перекрестилась в русскую веру. Народ ходил нарочно в церковь смотреть, как она крестится; спрашивали: "Ест ли она пустые щи в среду и в пятницу?"

Водская девушка быстрее идёт замуж за финна и то только в том случае, если видит, что среди своих парней ей жениха не найти; не пойдёшь за финна - останешься старой девой. В это же самое время мы видим что с ижорами и русскими гораздо легче объединится, потому что вера есть та широкая канава, через которую руки вожан и финнов не встретятся.

В то же время надо сказать, что с водь с финнами любят держать знакомства. Зимой ходят с неводами, салачными сетями в Финский залив. Могут встречаться с финнами; ходят в гости на Лавансаари, Сейцкар. Я сам был там несколько раз и каждый раз встречали с хорошим настроением. И как молодые после зимы попадали домой, то долго потом пытались говорить по-фински. Плохих слов в сторону финнов в водском языке нет.

С эстонцами были когда -то раньше ссоры. Поэтому до сих пор эстонцев дразнят трубочниками (табачниками) или конокрадами. Но всё равно к эстонцам, которые попали в среду ваддялайзет, относились с большим уважением. Не знаю, как сейчас, но перед войной каждый эстонец был " совсем бедный" ( по мнению води), потому что каждый из них был - лесоруб, копатель канав или подённый работник. Богатый человек в работники не пойдёт.

По фински ваддя говорят лучше, чем по -эстонски. Поэтому они заставляют эстонцев говорить по русски и смеются, как эстонец говорит русские слова.

Так же ваддялайзет дразнят ижор или друг друга.; если только попадётся навстречу че-ловек из Куровиц, непременно молодые начинают подкалывать: " туллыз, меннез, такка панныз (пришёл, пошёл, назад положил)".

Идёт мимо Лужиц мужик, кричат: " Ныым шахама (пойдем пилить)", а когда я был в Ро-ждество в Калливере, маленькие дети из-за угла кричали: " Чялю, чяю черикко, челлоа ё люввя ( свояк, иди в церковь, колокол уже бьёт)".

Идёт навстречу сойкинский мужик, быстро начинают говорить: " Терешкам Педон хеппойнэ порзльхинькера ююкши, ююкши тай шит пурлюх пиньгирлёхин вялли"!

Таким образом, каждой деревне было дано своё прозвище: " Йыгыперя ( Краколье) - "бомбо" (навозные жуки), Лиивчюля (Пески) - "фютьку" (птица, которая поёт в Тырва йоки), Пярниспяя (Липпово) - "варыз" (вороны), "Кускизен виизи хууну", Хэрвалла (Бар-ский конец в Краколье) - "хешку", Такавелля (Новая деревня) - "ташку". Такие и есть ваддя , ижорское коверкают и высмеивают.

С другой стороны, если мы возьмём веру, церковный язык, то таких смешных рассказов немного прийдёт на ум. Я предполагаю, что 60-80 лет тому назад едва 10 % могли пони-мать церковный язык, и всего 50 % - русский. А сегодня в некоторых местах уже надо искать район, в котором 60-80 лет назад ещё были чистые русские и ваддя в народе. Теперь большая часть хорошо понимают церковный язык, церковным языком говорят чисто.

Но, надо сказать, что среди старого народа, есть много таких, которые церковный язык не могли никак понять; я несколько раз слышал, как старые бабки читали молитвы. У нас была одна молитва, которая читалась перед едой. На церковном языке так: " яко насытил нас земных твоих благ, не лиши нас и небесного твоего царствия". Агафона жена заканчивала молитву словами " семпливойм плаха звени нам песней". Что она в это время думала, никому не понятно, только мы дети животы надрывали от смеха.

Другой раз мой сверстник учил свою старую бабушку читать молитву в Большой пост "Господи и Владыко живота моего". Потом сверстник взял русскую сказку, как старый дед репку тащил из земли и слово за словом вкладывал её в бабушкину голову. "Да ведь это кажется не молитва"? - " Молитва, учи!" И бабушка учит. Читала ли она это в церкви, я не знаю.

Поэтому мы видим, что когда в нашем краю открывали русские школы, народ хорошо принимал их. Надо школам больше попечительствовать, так как и сегодня (народ) считает что это есть умный и глубоко знающий человек, кто чисто говорит по-русски. " Смотри, чёрт, как бойко режет говорить" - говорят про такого мужика.

Имея большое попечительство о вере, русский язык сделал так, что вожанин от своего языка стал с лёгкостью отказываться. Вожанин стыдится говорить на своём языке среди чужих. И больше, видимо потму, что слышит одни насмешки в адрес своего родного языка. " Смотри, какой смешной язык у этих ваддя" - говорят ижоры. И как в дом прийдёт чужой человек, сразу начинали говорить на ижорском или русском языке, а если какая-нибудь бабушка или старик не могут со всеми вместе говорить на ижорском языке, тогда кто-нибудь из семьи ругает: " Всё-таки ты помолчи, не бормочи, ведь стыдно слушать" - и водский язык прекращался.

Если в семью взята невестка ижорка, тогда в семье ижорский язык становился основным. Молодое поколение поэтому легче говорило на ижорском языке, чем на водском. Вся деревня Куккузи (Куровицы) именно по этой причине стала вся ижорской деревней. Другие водские деревни, больше под Котлами, таким образом попали больше под русское влияние. Как только в семье русская невестка, так в семье право русского языка.

А моё - я ешё молодое поколение - уже выросло под влиянием чистого русского языка. И уже в это время вожане всё меньше и меньше знали, что они вожане. Никогда водские девушки не поют сами о себе, что они - вожанки- красивые, а всё " все ижорочки красивенькие". Никогда водская интелигенция не опустится до того, что бы причислять себя к своему водскому народу, а только к русскому. Водская интелигенция взяла из русского народа в свой (мнение) о том, что другие народы ниже, как это делает тёмный народ. Тёмному народу довольно и того, что у него есть русская вера, чтобы причислять себя к рус-ским. Много есть среди них таких, я думаю, которые знают русский язык , как мы китайский.

Большая часть вожан говорят на водском и русском языках одновременно. Приятно слушать, когда на сходке обсуждаются дела. У старосты все книги, бумаги на русском языке. В зависимости от обстоятельств говорят то на водском языке, потом продолжительное время на русском языке, потом опять на водском. Иной раз вдоволь насмеёшься, как прийдет из Коннова кто-нибудь ругаться.Тогда можешь услышать все русские ругательства на чистом русском языке. А его разговор прыгает, как испуганная сорока, туда-сюда, а его речь с водского языка перескакивает на русский язык и обратно. Я приведу дальше один разговор, который вам покажет, как вожане иногда говорят:

" Ну, дядя Андрей, тянявя сину вооро канавы копать! Вай нии! Мину вооро канавы ко-пать. Милксе он айка менн канавы копать, когда котон жрать нечего. На прошлой неделе васс махзин пятнадцать рублей выроа, да ё таас требуют. Непременно пяяб на зароботки отправится, а то мюввя виимин лехм лаутыз. Куй тахот: хоть кол не голове тешите - эм мээ!

Если мы спросим, какой вывод из этого следует; наверное, вожане совсем исчезнут из мира. Или они когда-нибудь ещё найдут свои жизнеописания, сохранят свой водский язык, свои воспоминания и сказки? Надо сказать так, что что с воза упало, то пропало. Если о прежней жизни мало осталось в памяти нынешних поколений вожан, то у будующих будет ещё меньше. Что бы мы не взяли из жизни вожан: веру, язык, его домашнюю утварь, занятия, одежду, предметы труда, праздники, песни,- мы видим, что над всем этим вырос толстый русский мох. А все старые водские наряды вышли из моды: каттыриды, вышитые рубахи, рюди, панёвы, риват, - забыты. Лишь только прийдёт в деревню финский учёный это собирать, тогда находят в старых сундуках оставшиеся старинные одежды, что бы получить два-три рубля за сделку. Вдобавок ещё и удивляются : " Какой странный этот финн - куда ему нужно это тряпьё". Всё, что раньше было сделано своими руками, выброшено куда-нибудь на чердак, как старый хлам или сожжено в печках. Пиджаки, гамаши, камоды, столы:- всё куплено, привезено со стороны вместо старого.

Свой язык подменяют русским языком, а унаследованные от предков песни - русскими песнями.
Я раньше слышал свои песни на водском языке. Что делает наша интелигенция? И, преж-де всего, существуе ли она? Недавно один эстонский студент мне сказал: " Очень инте-ресно что Вы, вожанин, учились в школе!" Я не стал спрашивать, почему это (ему) так сильно интересно. Я знал раньше, что если человек ваддя, то он где-нибудь а Азии или в Патагонии, что их дом там - вожане - ходят голыми и питаются маленькими детьми.

У нас есть интелигенция и её есть довольно много как среди вожан, так и среди ижор. Я уже раз упоминал, что много попечительствовал в школе. Кто однажды понял, что вожа-нин лишь через школу станет человеком, тот захочет дать своим детям лучшее и более глубокое образование.

Вы, наверное, удивитесь, что среди нас существуют бывшие русские генералы и был даже один министр.
Во всех школах, а школы есть в каждой деревне, есть водские или ижорские учителя начальных классов. Они этот народ ростят, вкладывают ему ум в голову.
В настоящее время я знаю много вожан, закончивших Петербургскую школу или Педагогическую академию. Среди них есть так же и мои ученики.
Наша интелигенция ниоткуда поддержки и помощи не ждёт. Она знает крепко, раз тропа есть проложена, то заблудится странно. Она говорит одно: " Чем быстрее мы попадём в Европу, тем лучше, а какими дорогами шагать, что бы попасть в Европу, это нам всё рав-но. Только со своим запасом, со своим языком нам "божьей погоды" не видать.

Вот всё, что я хотел вам рассказать о води.

Тарту. 15 день марта месяца.1924 год.






Все подробности мебель для офиса в Москве тут.